Новые находки колхидской бронзы из Абхазии

Катастрофические события на советском и постсоветском пространстве стали причиной разрыва связей между учеными различных регионов бывшего СССР и привели к сворачиванию археологической деятельности на территориях, затронутых вооруженными конфликтами. Целью данной статьи является публикация ряда ярких предметов колхидской культуры из Абхазии, большинство из которых было найдено в последнее десятилетие.

Наиболее интересными из них являются бронзовые орнаментированные топоры колхидского типа (с прямым корпусом, почти симметричным лезвием и клиновидным обухом — тип I по О.М. Джапаридзе, тип III по Б.В. Техову и А.Ю. Скакову). При анализе изображений на этих топорах мы придерживаемся схемы развития кобано-колхидского графического стиля, обоснованной одним из авторов данной статьи (Скаков А.Ю., 1997, 1998б). Согласно данной схеме, выделяются четыре хронологических периода в его развитии, датирующиеся X-VII вв. до н.э. Кроме того, можно уверенно говорить о существовании нескольких вариантов графического стиля, одним из которых был абхазский, переживавший период своего расцвета в IX-VIII вв. до н.э.

1. Бронзовый орнаментированный топор из села Верхняя Эшера (Рис.1,1) . Условия находки неизвестны, топор хранится в частной коллекции Р.А. Отырба (г. Сухум).

Топор покрыт темно-зеленой патиной. Края обуха и лезвия топора повреждены после его обнаружения. Длина его 16 см, ширина лопасти 5,2 см. Лопасти украшены изображениями зверя, расположенными горизонтально и не выходящими за её пределы. По классификации А.Ю. Скакова, топор относится к группе 5 третьего хронологического периода, датирующегося VIII в. до н.э. (Скаков А.Ю., 1997, с.81, Рис.1; Скаков А.Ю., 1998а). На одной лопасти изображен зверь с открытой пастью, двумя ушами, четырьмя лапами-«плавниками», заполненным елочным орнаментом туловищем и, предположительно, с опущенным хвостом. Изображение на другой лопасти сохранилось хуже, у зверя закрытая пасть с расширением на конце и одно ухо.

У топора имеется поясок, охватывающий все грани и заполненный кружковым орнаментом, ограниченным сверху и снизу сетчатыми полосками. На одной из боковых сторон между пояском и проухом изображены два ромба, а пространство между обухом и проухом заполнено елочным орнаментом. На другой боковой стороне, а также на одной из основных граней, изображены два яйцевидных знака с точечным заполнением. Такое размещение яйцевидных знаков имеет аналогию на топоре группы 5 из Абгархука (Воронов Ю.Н., Вознюк А.С., 1975, Рис.5,1).

2. Бронзовый орнаментированный топор из села Верхняя Эшера (Рис.1,2). Обнаружен жителем села Арзаметом Хибба, условия находки неизвестны.

Топор сравнительно массивен, длина его 16 см, ширина лопасти 6 см, покрыт светло-зеленой блестящей патиной. Лопасти украшены изображениями зверя, расположенными горизонтально и не выходящими за её пределы. Таким образом, топор также относится к группе 5 и датируется VIII в. до н.э. Изображенные на лопастях звери в деталях несколько отличаются друг от друга, в частности, у одного из них хвост поднят, у другого опущен. У одного из зверей сильнее вытянута шея, у другого лапы в большей степени вытянуты вперед. Туловища зверей заполнены точечным орнаментом.

Топор покрыт богатым декором. Поясок, заполненный кружковым орнаментом, ограниченным сверху и снизу полосками штриховки, украшает только одну боковую сторону топора. Над ним, под проухом, размещены две свастики. На одной из боковых граней, сбоку от проуха, над свастикой, изображен олень с вытянутыми непропорционально длинными рогами. На другой боковой стороне, под проухом и по сторонам от него, находятся изображения двух зверей с двумя сильно вытянутыми лапами, двух солярных знаков (кружков с лучами), двух рыб и двух кружков. На одной из основных граней над головой зверя изображена рыба, на другой — птица (напоминающая куропатку) и солярный знак.

Размещение птицы над головой зверя является редкой особенностью, находящей аналогию только на топоре группы 5 из Сурмуши (Панцхава Л.Н., 1988, табл.XVII,1). Изображение двух свастик по краям проуха чуть ниже его имеет аналогию на топоре группы 11 (с лопастью, украшенной сетчатым орнаментом) из Нового Афона (Лукин А.Л., 1941, табл.VIII,6-7). Еще один топор подгруппы 16/1 (без декора на лопасти, с орнаментальным пояском) с изображением двух свастик по краям проуха найден в 1997 г. в с. Отхара (хранится в АГМ). Изображение оленя с утрированными рогами, размещенное на основной грани вместо пояска, известно на богато украшенном топоре группы 7 (с изображением сильно стилизованного зверя на лопасти), найденном недавно в районе Нового Афона .

Топоры группы 5 третьего хронологического периода, имеющие на лопасти изображение зверя, горизонтально расположенное и не выходящее за её пределы, были подробно рассмотрены одним из авторов данной статьи в специальной работе (Скаков А.Ю., 1998а). Там же были определены особенности декора топоров этой группы для каждого из вариантов графического стиля. Абхазский вариант был представлен 14 топорами группы 5. На них поза зверя динамична, его передние конечности как будто приподняты в прыжке. Для абхазских топоров этой группы характерно украшение поясков кружковым орнаментом и елочный декор на боковых гранях. Богатый декор боковых граней отличает топоры абхазского варианта от топоров южно-осетинского варианта.

Изображения зверей по краям от проуха на боковых гранях достаточно часто встречаются на кобано-колхидских топорах. Особенно типичны такие изображения для западно-грузинского варианта графического стиля (Скаков А.Ю., 1998а, Рис.2). В этой связи обращает на себя внимание более статичная, по сравнению с канонами абхазского варианта, поза зверя на втором топоре из Эшеры (Рис.1,2), характерная скорее для западно-грузинских топоров. Не свойственны абхазскому варианту графического стиля и изображения оленей. Поэтому мы либо связываем этот топор с западно-грузинским влиянием, либо относим его к импорту из Западной Грузии.

3. Бронзовый орнаментированный топор из села Верхняя Эшера (Рис.2,1). Условия находки неизвестны, топор также хранится в частной коллекции Р.А. Отырба (г. Сухум).

Топор покрыт темно-зеленой патиной. Длина его 15 см, ширина лопасти 4,5 см. Лопасти украшены линейно-треугольным орнаментом, что позволяет отнести топор к группе 10 третьего хронологического периода и датировать VIII в. до н.э. Декор лопастей совмещен с пояском, присутствующим только на основных гранях топора и состоящим из двух полосок кружкового орнамента, ограниченных сетчатым орнаментом и штриховкой. На лопастях изображены два ряда треугольников (так называемый «волчий зуб»), заполненных точечным орнаментом и разделенных полосой сетчатого орнамента. При этом на одной лопасти треугольники изображены вершинами вверх, а на другой — один ряд вниз, а один — вверх.

Боковые грани топора украшены ниже проуха; на одной стороне изображены две рыбы, на другой — полоски елочного орнамента. Обушная часть лишена декора.

4. Бронзовый орнаментированный топор из поселка Тасракуа (Тасрыква) Куланырхуского сельсовета Гудаутского района (Рис.2,2). Найден в 1998 г. во время сельскохозяйственных работ в 200 м к западу от Гудаутской ретрансляционной вышки и передан на хранение директору Гудаутского музея «Абазгия» Баталу Гунба. Осмотр места находки позволяет предполагать наличие здесь древнего могильника.

Топор изящной, утонченной формы, длина 15,8 см, ширина лопасти 5,5 см, лезвие слегка асимметрично. По пропорциям и форме близок к рассмотренному выше топору из Верхней Эшеры с близким декором. Лопасти украшены линейно-треугольным орнаментом, состоящим из двух рядов треугольников под пояском и трех рядов кружкового орнамента, разделенных полосками штриховки. Декор обеих лопастей абсолютно идентичен. По их декору топор также относится к группе 10 третьего хронологического периода и может быть датирован VIII в. до н.э.

Поясок охватывает все грани топора и заполнен кружковым орнаментом. Одна из боковых сторон топора от пояска до обуха украшена елочным орнаментом и полоской зигзага. На основных гранях под обухом размещены изображения рыб.

Группа 10, включающая в себя топоры с линейно-треугольным орнаментом на лопасти, характерна именно для абхазского варианта графического стиля. До настоящего времени было известно 7 топоров этой группы, два из которых найдены в Ачандаре (Воронов Ю.Н., Гунба М.М., 1978, рис.4,1; 5,1), три в погребении 1 могильника Куланурхва (Трапш М.М., 1970, табл.1,1,6,7), по одному в погребении 1929 г. из Аагсты (Лукин А.Л., 1941, табл.III,2) и в погребении 4 в Бамборе (Бжания В.В., Габелтия А.Н., 1990, рис.1). Ещё один топор этой группы, происходящий из Нового Афона и найденный в недавнее время, хранится в частной коллекции .

Любопытно, что один из ачандарских топоров (Воронов Ю.Н., Гунба М.М., 1978, рис.5,1) по своей форме относится к характерному для Центрального Кавказа первому типу (с дважды изогнутым туловом, асимметричным лезвием и молоточковидным обухом), но по декору полностью соответствует абхазским традициям графического стиля. Наиболее поздними в группе являются топоры из погребения 1 в Куланурхве с максимально упрощенным декором и шнуровым орнаментом по граням. Наиболее близкими аналогами публикуемым нами топорам являются экземпляры из Ачандары.

5. Урновое захоронение из села Джирхуа Гудаутского района. Обнаружено во время работ в 1991 г. в 500 м северо-западнее средней школы у дороги напротив усадьбы Ш.М. Капба.

Судя по обломкам керамической урны (Рис.3,1), это был сосуд красно-коричневого обжига с сильно раздутым в верхней части туловом, украшенным каннелюрами, широкой горловиной и почти прямым венчиком, орнаментированным косыми насечками-вдавлениями по налепленному с внешней стороны жгуту. Диаметр венчика — 43-45 см.

Типологически близкие урны известны из погребения (вернее, двух погребений) 1930 г. из села Эшера (Иващенко М.М., 1935, рис.XVI,4), погребения 1934 г. в Эшере (Куфтин Б.А., 1949, табл.XIX), погребений 47(66), 90(136), 92(138), 94(140) Красномаяцкого могильника (Трапш М.М., 1969, табл.XI,1;XV,3;XVI,3), погребения 1969 г. из Куланурхвы (Воронов Ю.Н., Вознюк А.С., 1975, рис.2,2). Друг от друга эти сосуды отличаются степенью раздутости туловища. Урна из эшерской коллекции 1930 г. имеет сильно суженное ко дну тулово, лишена каннелюр и украшена орнаментом из треугольников. Урна из погребения 1934 г. в Эшере является достаточно близкой аналогией сосуду из Джирхуа, но, в отличие от последней, имеет тулово, раздутое в средней части. Сосуды из погребений 47(66) и 90(136) Красномаяцкого могильника не имеют каннелюр и обладают более вытянутыми пропорциями. Урна из погребения 92 (138) Красномаяцкого могильника имеет близкие пропорции, но его тулово украшено образующими сетку рифлеными поясками. Более отдаленной аналогией является сосуд из погребения 94(140) Красномацкого могильника с сильно раздутым в средней части туловом, каннелюрами и орнаментом из полосок треугольников. Наиболее близка к сосуду из Джирхуа урна 1969 г. из Куланурхвы с украшенным косыми насечками венчиком и каннелюрованным туловом.

Погребение 1969 г. из Куланурхвы датируется нами второй половиной VIII в. до н.э. (Скаков, 2002) по широким ребристым ручным браслетам и коническим бляхам. Два эшерских погребения 1930 г. мы относим к рубежу VIII-VII вв. до н.э. (Скаков, 2002) на основании наличия в этой коллекции бронзовой пекторали, неорнаментированного топора на бронзовой рукояти, широкого ребристого ручного браслета и конических блях с головками животных. Пекторали уверенно датируются концом VIII или рубежом VIII-VII вв. до н.э. (Вальчак С.Б., Скаков А.Ю., в печати). Топоры на бронзовой рукояти найдены в погребении 1 могильника Куланурхва (Трапш М.М., 1970, табл.I,1), Гудауте (Лукин А.Л., 1941, с.49-50, табл.XI), Абгархуке (Воронов Ю.Н., Вознюк А.С., 1975, рис.4). Экземпляры из Куланурхвы и Абгархука орнаментированы и относятся, соответственно, к группам 10 и 5 третьего хронологического периода, датируясь VIII в. до н.э. Топор из Гудауты имеет на обухе реалистически выполненное скульптурное изображение двух животных. Топоры с такими скульптурами также датируются VIII в. до н.э. (Скаков, 1999, с.128). Широкие ребристые браслеты найдены в погребении из Звандрипша (Воронов Ю.Н., Гунба М.М., 1978, рис.2,26-27), погребениях 1, 6, 7, 11 могильника Куланурхва (Трапш М.М., 1970, табл.II,7,1; VI,5). Погребение 11 могильника Куланурхва может быть датировано VIII в. до н.э. на основании железного ножа с горбатой спинкой (Козенкова В.И., 1998, с.7-10). Конические бляхи найдены в погребении из Аагсты (Лукин А.Л., 1941, табл.IV), и погребении 14 могильника Фарс (Лесков А.М., Эрлих В.Р., 1999, рис.14,4). Погребение из Аагсты содержит орнаментированные топоры групп 10 и 15/3, относящиеся к третьему и четвертому хронологическим периодам, и должно быть датировано рубежом VIII-VII вв. до н.э. Погребение 14 могильника Фарс А.М. Лесков и В.Р. Эрлих датировали второй половиной — последней четвертью VIII в. до н.э. (Лесков А.М., Эрлих В.Р., 1999, с.68-71).

Погребение 1934 г. из Эшеры датируется нами VIII в. до н.э. (Скаков А.Ю., 2002) по топору группы 5 третьего хронологического периода и бронзовому кинжалу с подтреугольным черешком. Аналогичный кинжал найден в погребении 1970 г. из Ачандары вместе с орнаментированными топорами групп 5, 10 и 11 третьего хронологического периода (Воронов Ю.Н., Гунба М.М., 1978, рис.3-5), которые относятся к VIII в. до н.э.

Погребение 94(140) Красномаяцкого могильника также датируется нами VIII в. до н.э. на основании наличия в нем орнаментированного топора группы 5 третьего хронологического периода. Точная аналогия бронзовому двузубцу из погребения 94(140) найдена в погребении 8 Исправненского могильника (Козенкова В.И., Найденко А.В., 1980, рис.5,29). Как справедиво указывалось авторами публикации, керамика из этого погребения также находит аналогии в Закавказье, в частности, в Красномаяцком могильнике. В.И. Козенкова и А.В. Найденко, датируя погребение из Исправной рубежом IX-VIII или началом VIII вв. до н.э., опирались на предложенную М.М. Трапшем хронологию Крсномаяцкого могильника. При этом остальные ранние погребения некрополя у Исправной были отнесены ими к VIII или к рубежу VIII-VII вв. до н.э. (Козенкова В.И., Найденко А.В., 1980, с.202-203, 206-207). Вероятно, предлагая новые даты для погребений Красномаяцкого могильника, необходимо скорректировать и датировку погребения 8 из Исправной, определив её в рамках VIII в. до н.э., возможно, ближе к его второй половине. В этом случае, появление в Карачаево-Черкесии погребения с колхидским инвентарем вписывается в более широкий контекст массового проникновения изделий (пекторали, шлемы, ножные браслеты с заполнением, бляшка в виде скульптурного изображения лежащего зверя, коническая бляшка и др.) из Колхиды на Северо-Западный Кавказ.

Таким образом, погребальные урны, близкие по форме и декору сосуду из Джирхуа, должны датироваться в пределах VIII в. до н.э.

Инвентарь погребения в Джирхуа состоял из орнаментированного бронзового пинцета длиной 13 см и шириной захвата 1,2 см (Рис.3,2). Пинцет изготовлен из согнутой пластины с расширенными и плавно загнутыми концами. С обеих сторон пинцет украшен одинаковыми изображениями зверей с двумя сильно вытянутыми лапами, а также рядами треугольников. Совершенно идентичные изображения зверей находятся на боковых гранях рассмотренного выше топора группы 5 из Верхней Эшеры (Рис.1,2).

Аналогичные пинцеты хорошо известны в памятниках Кавказа эпохи финала поздней бронзы — раннего железа. В Тлийском могильнике орнаментированные пинцеты найдены в погребениях 23а, 50, 52, 115, 169, 201. Из них к X-IX вв. до н.э. относятся пинцеты из погребений 23а, 50, 115, 201. Хронологическую позицию этих погребений определяют топоры первого и второго хронологических периодов, архаичные типы дуговидных фибул и кинжалов. Наиболее ранние пинцеты отличаются вытянутой формой. Для них характерны изображения змеи или зигзаг. По своему декору относительно близкой аналогией пинцету из Джирхуа является экземпляр из погребения 52 (Техов Б.В., 1980, табл.46,11) с орнаментом из треугольников. Погребение 52 датируется нами по орнаментированному топору третьего хронологического периода VIII в. до н.э. Другой пинцет из Тлийского могильника, найденный вне погребений, украшен изображениями двух зверей, близким по стилю изображениям зверей на пинцете из Джирхуа (Техов Б.В., 1977, с.119, рис.94,6).

Такое же изображение зверей мы видим на пинцете, входящем в состав клада из Удэ (Лордкипанидзе О.Д., 1989, рис.104). Датировка клада из Удэ до сих пор является спорной. Мы не можем согласиться с предлагаемой для него Р.М. Абрамишвили и Д.Л. Коридзе датой XIII-XI или XIII-XII вв. до н.э. (Абрамишвили Р.М., 1961, с.316-326, 348-349; Коридзе Д.Л., 1965, с.154). Сомнения вызывает и другая датировка — XI-X вв. до н.э. (Лордкипанидзе О.Д., 1989, с.197). Одним из авторов данной статьи для клада из Удэ ранее была предложена дата IX-VIII вв. до н.э. (Скаков А.Ю., 2000, с.132). Основанием для этого стали аналогии гравированным изображениям клада из Удэ, известные в памятниках второго хронологического периода в развитии графического стиля. Кроме того, по одному из вариантов колхидских неорнаментированных топоров клад из Удэ сближается с кладом из Хихадзири в Аджарии (Кахидзе А.Ю., Давитадзе Ю.А., Мамуладзе Ш.Х., 1981) третьего хронологического периода в развитии графического стиля. Для этих топоров характерны широкое лезвие и сильно выделенный и расширенный подпрямоугольный плоский обух (Абесадзе Ц.Н., Бахтадзе Р.А., Двали Т.А., 1961, рис.1,9,10). Это локальный вариант колхидских топоров, характерный для Южной и Юго-Западной Грузии. Для датировки клада из Удэ необходимо учитывать наличие в его составе целого ряда железных изделий: листовидного черешкового клинка, наконечников копий, булавы, а также «высоких» поясных пряжек кобанского типа с железной инкрустацией. Необходимо учитывать, что в IX в. до н.э. железное оружие в регионе представляло большую ценность, и только в VIII в. происходит «насыщение» им, когда оно кладется в погребения (Медведская И.Н., 1990, с.273). Инкрустация орнаментированных топоров (подгрупп 1/2 и 12/1) железом датируется нами IX в. до н.э. (Скаков А.Ю., 1999, с.123). В это же время, очевидно, появляется инкрустация железом поясных пряжек. К сожалению, большинство инкрустированных железом пряжек найдено вне комплексов и датировка их затруднительна.

Бронзовые орнаментированные пинцеты, найденные в Красномаяцком могильнике (погребения 64(94), 87 (133), 92(138)) отличаются по своему декору от пинцета из Джирхуа. Орнамент из треугольников украшает только пинцет из погребения 64(94), датированного нами второй половиной VIII в. до н.э. (Скаков А.Ю., 2002). Другие пинцеты имеют упрощенный декор и, вероятно, относятся к несколько более позднему времени.

Таким образом, на основании аналогий погребальной урне и пинцету, наиболее вероятной датой для погребения из Джирхуа является VIII в. до н.э.

6. Бронзовый неорнаментированный топор третьего типа из села Колхида Гагрского района (Рис.3,3). В 1984 г. был передан учителем истории средней школы этого села В.М. Миносяном археологам, проводившим разведочные работы в зоне города Гагра. По словам находчиков, сильно повредивших топор, он был найден вместе с известным железным акинаком в феврале 1951 г. в селе Колхида на склоне в 300 м к северо-востоку от здания школы, но почему-то не был передан М.М. Трапшу. Таким образом, здесь мы имеем дело с любопытным погребальным комплексом раннескифского времени, включающим акинак в орнаментированных бронзовых ножнах, бронзовый колхидский топор, обломки железных наконечников копий и фрагменты сосудов (Трапш М.М., 1954, с.139-140, рис.62).

По мнению М.М. Трапша, ножны акинака из с. Колхида выполнены в традициях колхидского искусства. С.А. Есаян и М.Н. Погребова рассматривают кинжал из с. Колхида как «гибридный» экземпляр, считая, что он «изготовлялся закавказским мастером, имитировавшим скифскую форму» (Есаян С.А., Погребова М.Н., 1985, с.46). Мы полностью согласны с этой оценкой. В этой связи хочется обратить внимание на рельефное изображение змеи, обращенной ромбовидной головкой к перекрестью кинжала, на средней оси ножен акинака из с. Колхида. Изображение на средней части клинка змеи, обращенной головкой к рукояти, типично для кинжалов Восточного Закавказья эпохи поздней бронзы (Picchelauri K., 1997, Taff.37,463,467-471,473,474; 38,477,479,481,484-486; 39,497,501; 44,572; 45,598,601,605,607; 46,610,613-617,619,620; 59,906-911). При этом часто голова змеи изображалась в виде очкообразной привески, а именно такой знак мы видим по оси перекрестия ножен, над изображением змеи. На восточно-закавказских клинках нередко присутствует и мотив спирали, украшающей ножны акинака из с. Колхида. Все это позволяет нам предположить, что ножны колхидского акинака были изготовлены под влиянием не только скифской формы, но и восточно-закавказских декоративных традиций. При этом декор ножен не находит никаких аналогов в самой Абхазии.

Наиболее вероятной датой для акинака с бабочковидным перекрестием из с. Колхида является конец VII — первая половина VI вв. до н.э. (Козенкова В.И., 1995, с.61). Особенностью топора из данного комплекса являются удлиненные и несколько утонченные пропорции и слегка загнутая вбок обушная часть. Такие пропорция и формы достаточно характерны для поздних образцов колхидских топоров в Закавказье.

7. Клад бронзовых неорнаментированных топоров из села Чубурхиндж (Чубурхинджи или Чубурисхинджи) Галского района. Обнаружен при разминировании местности в 1994 г. в центре села в 250 м к северу от шоссейной дороги на склоне холма в слое пашни. Клад состоял из трех колхидских топоров третьего типа и одного топора второго типа (с прямым туловом, асимметричным лезвием и молоточковидным обухом) с обломанной обушной частью. Топоры третьего типа представлены практически одинаковыми массивными экземплярами длиной до 21 см. При этом они не лишены изящества (Рис.3,4-6). Топор второго типа также достаточно изящен, его обушная часть не сохранилась, по сторонам от проуха находится два желобка (Рис.3,7).

Топоры второго типа с двумя желобками хорошо известны в материалах Тлийского могильника (погребения 137,190,198,224,228,229,257,268,302), где могут быть датированы в широких временных рамках IX-VII вв. до н.э. Столь же широкую датировку можно предложить для входящих в клад топоров третьего типа. Безусловно, клад из Чубурхиндж (Чубурисхинджи) относится к этапу развитой колхидской бронзы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *